Как я сбежала из психушки

Ну наконец мы дошли до этого поста. Я уже обещала несколько раз рассказать о побеге из психушки. Руки все не доходили, ну и не знала как правильно представить эту авантюру, так как сбегала я неоднократно, но начну в этом посте о моем первом побеге.

Если вы читали мои посты на русском, (Тут, тут и Тут), то вы знаете, что моя первая психбольница была в городе Пюрмеренде, что рядом с Амстердамом). Попала я туда чисто случайно (меня мой босс и подруга туда повезли, не зная, что делать с человеком (мной), когда на него нагрянули видения от Бога, плюс явление дьявола.

Больница оказалась полный маразм (но они все такие: психушки). На первый взгляд, вроде как санаторий: бассейн, вкусная еда, садик, Арт терапия. Но при этом камера в комнате, с прямой трансляцией на пост медсестёр, и тупые психиатры, навязающие пить таблетки и причитая, что блин, девушка, вы больная и надо лечить. От чего меня лечат, я до сих пор не врубилась. Ну была я Иисусом в прошлой своей жизни, и это, извините меня, и правда, ну совсем уж неизлечимо.

Вообщем, побыв в той больнице в Пюрмеренде (Голландия) дней 5, я наконец включила свои мозги Русской и приказала себе перестать тупить. Сколько там меня собираются держать, я себя спросила, почему не дают выпить, и почему, на хер, все так строго, включая камеру в моей комнате? Голландцы совсем охнули, я для себя решила, если снимают реалити тв даже в больнице. Совсем ебанулись со своей толерантностью и внедрению в личную жизнь своих поданных.

Вообщем, решила я схулиганить и сбежать, что было не просто. Везде камеры, все закрыто, вокруг больницы, в саду: сеть.

Я начала думать и даже подготовилась. Сбежать я решила в Амстердам (где жила и была прописана на тот момент), но мне в больницу притащили только какую-то домашнюю, скучную одежду, а в Амстердам я планировала сбежать ‘на выход’. Погулять, в ресторанчик сходить, выпить (пить в больнице не давали). Одежда нужна была красочная, симпатичная, а не спортивные штаны, что мне притащили в больницу по моему въезду на ее территорию.

Короче, спиздила я платье у соседки, а так же футболку ‘психиатрия на хуй’, оделась, намазала губки помадой, собрала сумочку (с деньгами), и стала ждать момент.

Стратегия у меня была непростая. Из больницы и правда, было почти невозможно сбежать (хотя, должна признаться, мне это удавалось каждый раз, как я попадала в психушку с диагнозом ‘я- перерожденный Иисус, – официально мне прописали биполярное расстройство). Надо было сначала попасть в открытое отделение, а потом в сад и лезть через сеть.

Помог мне один пациент. Заговорил санитара, пока дверь была открыта. Я быстро мимо прошмыгнула, ползком под камерами до сада, в саду через сеть перелезла (не зря я так настрадалась на спорте), платье подрала, но сверху была футболка, и в ней, с надписью ‘психиатрия на зуй’, села я в первый же автобус, который на счастье ехал в Амстердам.

Народ на меня, конечно, косился (дело было в ноябре, а я в летнем платье, с футболкой сверху, да ещё такой интересной), но как доехали до Амстердама, то интерес ко мне сразу пропал. Там пол города психбольных ходит. Рекомендую приехать, посмотреть, как эпопея с ковидом закончиться.

В Амстердаме, я сходила в ресторан суши, в бар с вином, и в магазин, закупиться водкой, так как стало ясно, что в больнице пить не дают, и нужно всегда свои припасы иметь, на всякий случай.

Вот в таком виде, когда я выходила с магазина с провизией на случай ‘психушки’ меня и забрала местная полиция и повезла уже меня в больницу в Амстердаме.

Оказывается, меня объявили в розыск.

Об этой больнице я расскажу ещё в посте, но главное сейчас добавлю: привезли меня в больницу с моей водкой и ни до кого не дошло проверить, что у меня было в сумке.

Ну и наряд у меня был более подходящий, а не скучные спортивные штаны.

Уж если попадаешь в психушку, даже если ты и Иисус, то надо приезжать нарядным, в полу пьяном виде и со своим пайком!

Пациенты в голландских пcихушках

Надоело мне в психбольнице очень быстро. Делать там особо нечего.

Но как очень быстро выяснилось, если туда попал, то не так уж легко оттуда вылезти. Ну и психиатр мой был и правда, ну полный дурак. Он когда меня на следующий день вызвал в свой кабинет, то оказалось, что он записи ведет, причем весьма даже интересные.

«Домой мне пора,» Я ему сказала, как только вошла в его кабинет.

«Нет,» Он отвечает. «У вас иллюзии, что вы считаете себя буддой и паранойя по поводу президента Буша.»

Ну я, конечно, от таких наблюдений немного офигела, и давай ему доказывать, что насчёт Буша он неправильную запись сделал. Кстати, если, не дай бог, вы попадёте когда-либо в психушку, то учтите мой совет. НЕЛЬЗЯ ничего говорить психиатрам, что может показаться странным! Ну хлеб у них такой насущный. Медицинских тестов никаких так и не придумали, поэтому все наблюдения со стороны. Причём они могут даже это сделать по телефону! Вот как начала тут писать, меня сразу связали с нашим российским известным психиатром. Так он взял и по телефону все диагнозы шустро с меня снял! И сказал, чтобы о шизофрении я даже не думала.

Знаю я, конечно, что шизофрении у меня нет, это я чисто прикалываюсь, но уж очень меня этот диагноз интересует! Вот ведь, действительно, самый яркий диагноз за всю историю психиатрии! О нём же книги и книги можно писать! Ущемили меня, что мне поставили скучное «биполярное расстройство»! Ну не моё это (наш психиатр биполярку с меня тоже, кстати, снял по телефону!)

А вот шизофрения, там долго можно копаться, долго интересные факты искать, какие там точно голоса слышатся и какие именно галлюцинации происходят!

Вот, например, та девушка, что сидела в футболке с надписью «ПСИХИАТРИЯ – НА ХУЙ», оказалось в больнице сидела с шизофренией, и была там самой интересной и яркой! Такие перлы выдавала, я за ней по пятам начала ходить, чтобы послушать. Сидит вроде сначала тихо, телевизор смотрит, а потом могла выдать что-то типа:

«Кто вы думаете придумал 11 Сентября? Кто за терактами?» Смотрит на нас (ещё пара пациентов, санитар и я), ждёт реакцию. Причём и футболку тоже под разговор одела. Она их сама делала на уроках рукоделья. Мне тоже пришлось туда ходить от безделья. Так она (её звали Саския) каждый раз себе новые футболки мастерила. То с надписью «ПСИХИАТРЫ – УРОДЫ», то «ИЛЛЮЗИЯ – ЭТО НАШ МИР.» Вот в такой именно футболке она и сидела, когда нам докладывала, кто же, собственно, стоял за 11 Сентября.

Ей в основном отвечала я. Руф всё время в тёмных очках сидела, уставившись в одну точку, а ещё один пациент, Марк, имел проблемы с памятью. Ему было лет под семьдесят, и каждое утро у него начиналось с воспоминания, кто же он есть. Выходит из палаты и спрашивает: «Я – кто?» И так каждое утро. Ну я чисто из-за скуки начала ему ‘помогать’.

«Ты – Петя! Из России!» Или: «Ты – Жан! Ты – француз!» Я к нему утром подбегала и отвечала на его жизненный вопрос.

Перестала я это делать, когда меня санитары засекли и начали меня опережать с утренним приветствием Марка.

В общем, смотрит на нас Саския и я ей, как всегда отвечаю. Мне она, если честно, очень нравилась! Всех, кого я встречала по жизни с шизофренией, мне очень всегда нравились. Очень прикольные личности! Вот уж с кем никогда не соскучишься!

«А ты нам скажи!» Я подбадривала Саскию на размышления.

«Ватикан и Европейский союз!» Саския наконец выдала.

Я её потом записывать стала. Принёс мне в больницу блокнот мой босс (чтобы я в нём объяснила, почему мой портфель акций все биржи опережал), так я в нём решила наблюдения свои в психбольнице вести. Вот уж не думала никогда, что туда когда-либо попаду, но раз уж попала, то хотелось время провести с некоторой пользой. Голландский свой улучшить, завести новых друзей – голландцев, подумать серьёзно о жизни. Мне это, кстати, неплохо удалось, так как именно в первый свой заезд в психушку я решила, что финансовый сектор, в котором я работала – точно не моё. Уйти я тогда с работы своей не могла, из-за условий своей визы, но начала об этом размышлять.

То есть времяпровождение в психушке зависит от индивидуального подхода. Даже в психбольнице есть возможности для самоулучшения.

Но начала я пост про встречу в кабинете со своим психиатром и про его заявления по поводу президента Буша. Именно в ту встречу у нас произошла первая ссора. Он не разрешил мне в Россию позвонить (своей лучшей подруге). Но есть ли преграды для русских людей в этой жизни?

Нет, конечно! Он как только вышел из кабинета на две минуты с коллегой переговорить, так я успела и подруге с его телефона набрать, и узнать от неё номер пресс-службы президента России (не помню вот только, кем именно Путин в то время был – президентом или премьером). И именно на разговоре с пресс-службой меня психиатр и застал, когда в кабинет вернулся.

«Ты это с кем на телефоне?» Ворвался в кабинет бешеный и тянется за трубкой.

«С Президентом России,» Я ему отвечаю. Трубку рукой прикрываю и добавляю:

«Выясняю какие условия в наших психушках!»

Психиатр сел на стул, немного обалдевший. Но сам был виноват, что не пошёл мне навстречу. Всё о каких-то таблетках вещал и о лечении. А мне это было неинтересно.

Интересно было время с пользой провести, посмеяться и схулиганить. Последнее мне очень даже удалось, когда я из больницы сбежала.

Знаю, что обещала рассказать о побеге, и до него я скоро дойду.