Пациенты в голландских психушках

Надоело мне в психбольнице очень быстро. Делать там особо нечего.

Но как очень быстро выяснилось, если туда попал, то не так уж легко оттуда вылезти. Ну и психиатр мой был и правда, ну полный дурак. Он когда меня на следующий день вызвал в свой кабинет, то оказалось, что он записи ведет, причем весьма даже интересные.

«Домой мне пора,» Я ему сказала, как только вошла в его кабинет.

«Нет,» Он отвечает. «У вас иллюзии, что вы считаете себя буддой и паранойя по поводу президента Буша.»

Ну я, конечно, от таких наблюдений немного офигела, и давай ему доказывать, что насчёт Буша он неправильную запись сделал. Кстати, если, не дай бог, вы попадёте когда-либо в психушку, то учтите мой совет. НЕЛЬЗЯ ничего говорить психиатрам, что может показаться странным! Ну хлеб у них такой насущный. Медицинских тестов никаких так и не придумали, поэтому все наблюдения со стороны. Причём они могут даже это сделать по телефону! Вот как начала тут писать, меня сразу связали с нашим российским известным психиатром. Так он взял и по телефону все диагнозы шустро с меня снял! И сказал, чтобы о шизофрении я даже не думала.

Знаю я, конечно, что шизофрении у меня нет, это я чисто прикалываюсь, но уж очень меня этот диагноз интересует! Вот ведь, действительно, самый яркий диагноз за всю историю психиатрии! О нём же книги и книги можно писать! Ущемили меня, что мне поставили скучное «биполярное расстройство»! Ну не моё это (наш психиатр биполярку с меня тоже, кстати, снял по телефону!)

А вот шизофрения, там долго можно копаться, долго интересные факты искать, какие там точно голоса слышатся и какие именно галлюцинации происходят!

Вот, например, та девушка, что сидела в футболке с надписью «ПСИХИАТРИЯ – НА ХУЙ», оказалось в больнице сидела с шизофренией, и была там самой интересной и яркой! Такие перлы выдавала, я за ней по пятам начала ходить, чтобы послушать. Сидит вроде сначала тихо, телевизор смотрит, а потом могла выдать что-то типа:

«Кто вы думаете придумал 11 Сентября? Кто за терактами?» Смотрит на нас (ещё пара пациентов, санитар и я), ждёт реакцию. Причём и футболку тоже под разговор одела. Она их сама делала на уроках рукоделья. Мне тоже пришлось туда ходить от безделья. Так она (её звали Саския) каждый раз себе новые футболки мастерила. То с надписью «ПСИХИАТРЫ – УРОДЫ», то «ИЛЛЮЗИЯ – ЭТО НАШ МИР.» Вот в такой именно футболке она и сидела, когда нам докладывала, кто же, собственно, стоял за 11 Сентября.

С ней в основном я разговаривала. Руф всё время в тёмных очках сидела, уставившись в одну точку, а ещё один пациент, Марк, имел проблемы с памятью. Ему было лет под семьдесят, и каждое утро у него начиналось с воспоминания, кто же он есть. Выходит из палаты и спрашивает: «Я – кто?» И так каждое утро. Ну я чисто из-за скуки начала ему ‘помогать’.

«Ты – Петя! Из России!» Или: «Ты – Жан! Ты – француз!» Я к нему утром подбегала и отвечала на его жизненный вопрос.

Перестала я это делать, когда меня санитары засекли и начали меня опережать с утренним приветствием Марка.

В общем, смотрит на нас Саския и я ей, как всегда отвечаю. Мне она, если честно, очень нравилась! Всех, кого я встречала по жизни с шизофренией, мне очень всегда нравились. Очень прикольные личности! Вот уж с кем никогда не соскучишься!

«А ты нам скажи!» Я подбадривала Саскию на размышления.

«Ватикан и Европейский союз!» Саския наконец выдала.

Я её потом записывать стала. Принёс мне в больницу блокнот мой босс (чтобы я в нём объяснила, почему мой портфель акций все биржи опережал), так я в нём решила наблюдения свои в психбольнице вести. Вот уж не думала никогда, что туда когда-либо попаду, но раз уж попала, то хотелось время провести с некоторой пользой. Голландский свой улучшить, завести новых друзей – голландцев, подумать серьёзно о жизни. Мне это, кстати, неплохо удалось, так как именно в первый свой заезд в психушку я решила, что финансовый сектор, в котором я работала – точно не моё. Уйти я тогда с работы своей не могла, из-за условий своей визы, но начала об этом размышлять.

То есть времяпровождение в психушке зависит от индивидуального подхода. Даже в психбольнице есть возможности для самоулучшения.

Но начала я пост про встречу в кабинете со своим психиатром и про его заявления по поводу президента Буша. Именно в ту встречу у нас произошла первая ссора. Он не разрешил мне в Россию позвонить (своей лучшей подруге). Но есть ли преграды для русских людей в этой жизни?

Нет, конечно! Он как только вышел из кабинета на две минуты с коллегой переговорить, так я успела и подруге с его телефона набрать, и узнать от неё номер пресс-службы президента России (не помню вот только, кем именно Путин в то время был – президентом или премьером). И именно на разговоре с пресс-службой меня психиатр и застал, когда в кабинет вернулся.

«Ты это с кем на телефоне?» Ворвался в кабинет бешеный и тянется за трубкой.

«С Президентом России,» Я ему отвечаю. Трубку рукой прикрываю и добавляю:

«Выясняю какие условия в наших психушках!»

Психиатр сел на стул, немного обалдевший. Но сам был виноват, что не пошёл мне навстречу. Всё о каких-то таблетках вещал и о лечении. А мне это было неинтересно.

Интересно было время с пользой провести, посмеяться и схулиганить. Последнее я удачно выполнила, когда я из больницы сбежала.

Знаю, что обещала рассказать о побеге, и до него я скоро дойду.

purmerend

(голландский город Пюрмеренд, где я находилась в психушке, фотку взяла отсуда: http://www.laagholland.com/en/over-laag-holland/highlights/purmerend-markstad-in-het-lage-land)

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s